Chesapeakestripper
sanity check
Написано для Снук , которая не устает вдохновлять меня своей любовью к Ганнибалу :heart:


Название: Ложный Замысел
Фандом: Настоящий Детектив, Ганнибал
Жанр: М/М, Кроссовер
Персонажи: Мартин Харт, Растин Коул, Уилл Грэм, Ганнибал Лектер
Место действия: Луизиана
Рейтинг: R
Автор: Chesapeakestripper
Размер: 3 648 слов
Краткое содержание: Уилл Грэм помогает частным детективам Растину Коулу и Мартину Харту в расследовании одного запутанного дела.


2015 год


Как и любая запутанная история все началось с полнейшей ерунды, а именно, с двух пропавших кошек. Ради них Мартин Харт вынужден был выбраться из кровати в семь утра и, проклиная все на свете, мысленно и вслух, сонно бродил по комнате в течение неопределенно-продолжительного времени, пока с кровати не послышался недовольный скрипучий голос Раста, "Какого хрена ты так громко ходишь?"

— Где мои чертовы носки, Раст?

— Откуда мне знать, я тебе, блин, не домохозяйка.

Вот они, минусы жизни лишенной женской заботы. Марти привык к ним и даже улыбается на комментарий Раста.

— Мог бы одеть фартучек и прибраться тут. Для разнообразия.

— Пошел ты.

В Марти летит подушка.

Марти не возился бы так с этими кошками, но вот только их владелица не дает ему покоя, допекает каждый день звонками и Марти уже боится телефона как огня, потому что каждый звонок доводит его до грани срыва в чертову психосферу.

«Харт и Коул Инвестигейтив Солюшнс», так они теперь называются, и каждый в округе знает что детективы, владеющие этой компанией, живут вместе и до неприличия женаты, однако никто не смеет называть их геями. Пропавшие кошки - вот чем они теперь занимаются. По большей части, когда наступает летний простой, к ним обращаются богатые бабушки с бесконечно пропадающими кошками и жены с не менее бесконечно пропадающими по ночам мужьями. В основном такими просьбами занимается Марти, и к Расту он обращается только если дело действительно принимает серьезные обороты. В противном случае тот даже не станет тащить свою задницу в офис и пожимать руку богатеньким клиентам.

В тот день Марти приезжает в офис и только закрывает глаза, тихо чертыхаясь, когда телефон начинает верещать, едва он проходит за порог. Однако на дисплее в этот раз высвечивается совершенно другой телефонный номер.

Шериф прихода Вермилион, Эрат. Требуется помощь детективов Харта и Коула, было совершено убийство. При упоминании Эрата Марти чувствует, как волосы у него на затылке встают дыбом. Неужели снова началось? Старая история, которой нет конца.

После он тут же набирает номер Раста.

— Раст? Выезжай. И прихвати мой лучший костюм. Что? Да. Убийство. И, кажется, мы возвращаемся в проклятый Эрат.




***


Кадиллак Марти врывается носом в пыльную дорогу, поросшую по краям высокой травой, и останавливается неподалеку от огромного дерева. Марти смотрит на это дерево, и его одолевает пренеприятнейшее дежавю, возвращает его обратно в далёкий 1995-й, когда здесь, на этом самом месте, они с Растом впервые столкнулись с делом Доры Лэнг.

Раст только обреченно вздыхает, и грациозно, насколько позволяют старые шрамы, выплывает из машины. Шериф уже поджидает их у желтой оградительной ленты, сонный и измученный, вероятно, не спавший всю ночь. Рядом с ним стоит молодой человек среднего роста, крепко держится за свою куртку, в которой в этот жаркий день, очевидно, нет никакой необходимости.

— Харт и Коул, частные детективы, — представляется Марти, и шериф кивает, нервно подергивая бровью.

— Наконец-то, — говорит он, — мы вас совсем заждались. Это Уилл Грэм, криминалист-профайлер из Вирджинии, он будет помогать вам в расследовании.

Криминалист-профайлер Уилл робко улыбается и пожимает руку Расту и Марти, при этом усердно избегая зрительного контакта. Странный тип. Раст едва заметно усмехается в усы и Марти косится на него, нахмурившись.

Шериф ведет их вдоль пыльной дороги, к месту преступления и картина, которая предстает перед ними, вызывает не столько ужас, сколько все то же мерзкое чувство дежавю, начинающееся с накатывающей тошноты.

Жертва – мужчина средних лет. Черные волосы. Привязан к стволу дерева. Его голова неестественно опущена вниз, словно он склоняется в бесконечном поклоне, его тело – словно марионетка на веревочках, раскрытая и снова сшитая заново. Из его сердца растут белые лилии, настоящие, живые, цветут и благоухают. Его волосы увенчаны венком из роз шиповника.

— Я не знаю, что сказать на все на это. Новостные каналы снова загремят о старом убийстве. Сами понимаете, это место уже успело прославиться. Да ведь только в этот раз жертва – мужчина. Что-то подсказывает мне, это дело рук другого негодяя.

— Спасибо, шериф,— говорит Марти.

Шериф уходит, и они остаются втроем. Марти кажется, что сейчас он повернется и увидит рядом с собой молодого Раста, с головой погруженного в созерцание сцены преступления и своих демонов. Но он видит другого, «своего» Раста, равнодушно крутящего в руках сигарету, которую, возможно, и не станет закуривать.

—Что ты видишь? — спрашивает его Марти.

Раст подходит ближе к телу, слегка наклоняется к нему и, спустя некоторое время, заключает.

— Смерть случилась довольно давно, возможно, несколько дней назад. Тело хранили в холодном месте, чтобы поддержать в надлежащем состоянии. Причина смерти – удушье, это видно по следам на его шее. Больше никаких ранений я не вижу, должно быть, убийца действительно осторожен в своем деле. Тело было вскрыто уже после смерти. Полагаю, личность убитого будет непросто установить, судя по всему, он не из здешних мест, возможно, иностранец. Как и в случае с Дорой – это не первое убийство, и в него было вложено очень много усилий, убийца пытался представить нам свое видение…

— Не просто представить свое видение, убийца хотел оставить послание, — Раст и Марти совсем забыли о присутствии Уилла Грэма и теперь тот выступил вперед.

— Как так? — спрашивает его Марти.

— Он рассматривает это убийство, как произведение искусства, и как каждое свое произведение, он оставляет в нем загадку, вопрос, на который он сам пытается найти ответ. Это убийство – загадка. Лилии, пронзающие его грудь, символизируют душевную тоску, разбитое сердце, убийца считает себя несправедливо брошенным, уязвимым, но в то же время он – превыше всего, что могло сломить его. Он хочет сказать, что он не марионетка на верёвочках и этот мужчина – жертва, которую он принес своему разбитому сердцу, предупреждение, что он не слаб, что он еще вернется. Таков его замысел.

— Твою мать, — заключает Марти, переводя ошарашенные глаза с Уилла на Раста и совершенно потеряв нить происходящего. — Вы оба спустились с одной луны?

Уилл и Раст только смотрят на него в ответ, хлопая двумя парами длинных ресниц.

— Хорошо, какого черта тогда он оставил это свое.... ,— Марти жестом указывает на безжизненный труп, — …послание. Здесь, на этом месте, посреди поля?

— Я знаю этот почерк слишком хорошо, — заключает Уилл, — поэтому я здесь. Послание предназначается мне и этот убийца, он вам не по зубам. С подобными ему вы не встречались никогда.

— С чего вы взяли это, мистер Грэм? – спрашивает Раст, делая быстрый скетч в своем дневнике.

— Он - крайне сложный функциональный социопат, не из тех вуду-поклонников, с которыми вам приходится иметь дело на регулярной основе. Высококвалифицированный утонченный гений. И я знал его лично. Его зовут Ганнибал Лектер.



***



— Чего же ты сразу нам не сказал, что знаешь, кто убийца? — спрашивает Марти в машине по пути назад.

— Я должен был убедиться сам. И просто хотел посмотреть, как вы ребята выполняете свою работу.

Марти и Раст переглядываются. Марти сжимает губы, хмурится и поправляет галстук.

— Вы удовлетворены результатом? — спрашивает его Раст.

— Зависит от того, получится ли поймать его.

Некоторое время они едут в напряженной тишине, нарушаемой лишь отдаленными сигналами поездов. К югу отсюда уже отстроили новую железную дорогу.

— Так ты э-э-э, говоришь, ты был знаком с ним лично?

— Если это можно так назвать, да. Доктор Лектер редко заводит друзей, мне посчастливилось быть одним из них.

Марти усмехается.

— Как же нам выйти на него?

— В этом все дело. Мы не будем выходить на него. Куда проще будет, если он выйдет на нас сам.

— Погоди-ка, погоди-ка, дружок. Ты что же, предлагаешь нам стать наживками для этого психопата?

— Вовсе нет. Я предлагаю вам использовать меня в качестве наживки, детективы.

Марти смотрит на Раста в поисках ответа, тот только пожимает плечами, задумчиво водит кончиком ручки по губам.

— Может сработать, — заключает Раст.

— Ненормальные, — качает головой Марти. Еще сегодня утром он был озабочен только поимкой пропавших кошек, сейчас же на его шее повис труп с разбитым сердцем и парочка повернутых напарников, один из которых по иронии судьбы приходится ему спутником жизни. Должно быть, это проклятие Мартина Харта – всю жизнь быть окруженным подобными личностями. Должно быть, все дело в том, что он и сам в душе такой. Марти улыбается, на секунду он чувствует себя мамашей с полной машиной детей-вундеркиндов, которых везут в чертов Дисней-Лэнд.

— Что смешного? — спрашивает его Раст.


— Да так ничего, просто вы парни очень похожи, знаешь, из одного теста сделаны. Тебе повезло, Уилл, что этот тип с нами, — Марти указывает на Раста. — Со мной бы эта хрень про наживку ни в жизни не прокатила.


Кадиллак катит дальше, и луизианский ветерок доносит до Уилла незнакомый прежде привкус алюминия и пепла. Он закрывает глаза и глубоко вдыхает, когда среди болот ему мерещится уже знакомая фигура Вендиго с ветвистой короной из бесконечно длинных рогов. Он уже знает, что Уилл здесь, он уже открыл на него охоту.


***



Они приезжают в офис Марти и Раста, и до поздней ночи обсуждают, как лучше провернуть операцию по использованию Уилла в качестве наживки.

Раст сидит в кресле, закинув ноги на стол Марти, и наблюдает за тем, как Уилл расписывает подробный психологический портрет доктора Лектера (вот уже несколько часов), грациозно откидывает со лба вьющиеся от влажности локоны черных волос и налаживает с Марти зрительный контакт.

— Вы кажется, всю свою жизни посвятили изучению этого убийцы, — заключает он, когда Марти уходит на кухню за очередной порцией кофе.

— Я вынужден был, — поднимает брови Уилл. — Знаете, мистер Коул, вам стоит меньше курить. Курение загонит вас в могилу.

В ответ на этот комментарий Растин выпускает идеальное кольцо дыма Уиллу прямо в лицо и иронично улыбается, когда тот закашливается и пытается отогнать дым рукой.

— Хотите испытать на мне вашу теорию «психологического портрета», мистер Грэм? Не сработает.

— О, ваш портрет весьма неоднозначен. Я лишь забочусь о вашем благополучии.

Когда Марти возвращается после затянувшихся поисков кофе, он видит Раста и Уилла сидящими друг напротив друга за его столом. Уилл держит в руке сигарету и, пуская клубы дыма в потолок, тихо рассуждает о чем то, откинувшись на кресле Марти. Раст внимательно слушает его, едва заметно улыбаясь.

— Иисусе….Ладно, — заключает Марти, — не хочу знать, как это произошло, я просто принес нам кофе.

Первое что делает Раст на следующее утро – собирается с духом и идет в парикмахерскую. И когда Марти встречает его, он замирает на месте в чем-то подобном трепетному оцепенению.

— Ты это серьезно? — говорит он, его улыбка растягивается до ушей, несмотря на все усилия подавить ее. Перед ним старая добрая версия Раста 1995 года, разве что более потрепанная годами , алкоголем и сигаретным дымом. Раст словно скинул лет десять и выглядит посвежевшим, даже опрятным, в своем новом костюме.

— Давно собирался это сделать, — пожимает он плечами.

На Марти находит секундное озарение, и он хитро щурится.

— Ты что, ревнуешь? — шутливо спрашивает он.

— Пфф, еще чего! — возмущается Раст, несколько застенчиво поправляя прядь волос, снова завладевшую свободой спадать ему на лоб как вздумается.

Марти подходит к нему и ласково ворошит рукой новообретённые кудри.

— Не волнуйся, он конечно, неплохой малый, но с тобой не сравнитсяю Отлично выглядишь.

Раст опускает голову и улыбается.


***



В то памятный вечер было необычайно тихо.

В офисе, Марти в задумчивости сидит за ноутбуком, а Раст в точно такой же задумчивости – за своим дневником. Уилл пребывает в своем дворце памяти, пытаясь отыскать в нем возможные лазейки и памятные места, где можно было бы укрыться. В один прекрасный момент он словно по щелчку пальцев возвращается к реальности и широко раскрывает свои глаза.

— Он уже рядом, — вдруг заключает он, схватившись за спинку стула, словно олень под прицелом, который вдруг понял, что бежать уже нет смысла.

— Что? — одновременно переспрашивают Марти и Раст

— Он здесь, он сейчас будет здесь, прямо в вашем офисе. Лучше вам уйти!

— Еще чего! — фыркает Марти, доставая пистолет из выдвижной полки. — Не паникуй, как только сукин сын перейдет за порог, мы уже будем на готове.

Уилл в надежде смотрит на Раста.

— Как он сказал, — тот только поводит плечом и снимает свой пистолет с предохранителя. — Сидите смирно, мистер Грэм, и доверьте это дело нам.

— Будьте осторожны с ним, — зачем-то добавляет Уилл.


Солнце еще не успело полностью зайти за горизонт и на оранжево-красном полотне дороги, освещенной его последними яркими лучами уже отчетливо видна тень. Спустя несколько минут к офису Раста и Марти с невероятным ревом подкатывает новенький блестящий байк. Его владелец заглушает мотор и изящно перекидывает ногу через сидение. Он снимает шлем, но его лица еще не видно, только его фигуру, мерно плывущую по асфальтовой дорожке. Нет в его движениях ни малейшего признака резкости, однако в них скрывается столько угрозы, что у поджидающих его в офисе детективов по спине бежит холодок.
Ганнибал Лектер переступает их порог в полном воплощении уже давно ассимилировавшегося жителя американской глубинки. На нем одеты плотно прилегающие джинсы, тяжелые байкерские ботинки и кожаная куртка. Нещадное солнце уже успело поцеловать его красиво лицо легким загаром, на его скулах различимы следы от сажи, словно по пути ему пришлось проехать сквозь дым от пожара, что пожирает все живое на бесконечных диких просторах Луизианы. И теперь доктор Лектер принес на своих острых как бритва чертах следы неизбежной смерти, следы сотней утерянных жизней, которые он продолжает забирать и здесь, в душных объятиях южного комфорта. Солнце отражается алыми искрами в его глазах и отбрасывает длинную тень, изгибающуюся причудливыми углами по стене и выше, по потолку. Не прошло и секунды, как он успел заполнить все пространство своим величественным присутствием.
Он слегка наклоняет голову, когда видит направленные на него дула пистолетов, едва заметно вздыхает и снимает кожаную куртку, оставшись в одной только белой майке.

— Я никогда не любил жаркую погоду, подобную этой, — говорит он.

— Замри на месте и не двигайся! Руки вверх!! — Раст вдруг осознает, что его слова звучат до смешного наивно по отношению к этому человеку, на мгновение он бросает взгляд на Марти, и непоколебимая решимость в глазах напарника снова заставляет его покрепче сжать пистолет.

— Уилл? — Ганнибал словно не замечает их, его глаза вдруг тускнеют, теряют красный отблеск и взгляд его смягчается, когда он видит Уилла. Уилл в ответ издает только некие нечленораздельные звуки, которые, должно быть, являются признаком того, что у него в голове слишком много мыслей для их адекватной артикуляции.

Ганнибал делает шаг вперед

— Замри на месте, сукин ты сын!! Еще один шаг и я прострелю тебе башку! — Марти звучит решительно, и только поэтому Раст не опускает своего пистолета. Что-то давит на его обостренные чувства, обжигающе острый привкус заливается в его горло и на его глазах наворачиваются слезы, тень доктора Лектера нависает над ним, слова тень палача над приговоренным к смерти, и кровь стучит в его висках, накатывая волны беспричинной паники.

— Это было очень грубо, мистер Харт, — Ганнибал поднимает руки, но скорее исключительно из уважения, не в знак того что он сдается. — Знаете, я очень не люблю грубость.

— Да мне по хрену, что ты не любишь! На колени, руки за голову, ты арестован, мерзавец. Что тут еще не ясно!

Вместо этого Ганнибал делает еще один шаг вперед, и Раст с Марти выстрелили бы, вот только пришедший в себя Уилл бросается между ними и убийцей.

— Постойте!!

— Что за... — говорит Раст.

— Постойте! Пожалуйста, не...не стреляйте — Уилл по прежнему избегает зрительного контакта со всеми и каждым и них, однако его голос звучит уверенно. Затем он просто поворачивается к Марти и Расту спиной, и обращается прямо к Ганнибалу.

— Доктор Лектер? Ганнибал?

— Уилл?

— Как долго ты искал меня?

— Достаточно долго, чтобы большая часть мира успела узнать о моей потере. Недостаточно долго чтобы забыть тебя. И твое предательство.
Уилл вдруг улыбается, и его собственная тень становится такой же длинной как тень Ганнибала, когда он начинает приближаться к нему.

— Страдал без меня? — спрашивает он.

— Тебе понравился мой подарок? Я оставил его специально для тебя.

— В нем было столько откровенности, я был тронут. Должно быть, я действительно разбил тебе сердце...

— Да какого хрена вы тут развели?? — недоумевает Марти. — Вас что, обоих арестовать??

— Простите, детективы, — извиняется Ганнибал. — Что не поставили вас в известность. Мы долго выбирали подходящих кандидатов, и вы подошли идеально.

— Что все это значит? — спрашивает Раст. — Объясни, что все это значит, черт возьми.

— Нашу с Уиллом игру вам не понять, слишком долгая история, чтобы ее можно было рассказать за пять минут под дулом пистолета двум людям, которые совершенно не готовы принять и понять ее. Но ваша история нам известна достаточно хорошо. Все о чем я прошу, мы просим вас сегодня, отпустить нас дальше.

— Ты убил человека, и не одного, и теперь , мать его, говоришь отпустить тебя! Хрена с два!! — не унимается Марти.

— Мне довелось заметить, что в ваших местах у людей очень грубая речь. Вы не являетесь ярким примером обратного, мистер Харт.

— Нам ведь так и не удалось установить личность убитого, — говорит Уилл, он все еще стоит лицом к Ганнибалу, смотрит на Марти и Раста через плечо и вся его поза говорит о том, что он целиком и полностью на стороне доктора. Их тени - единое целое на залитой алым светом стене офиса.

Два демона в ловушке, думает Раст.

— Нет, — подтверждает он.

— И вы были совершенно правы по этому поводу, детектив Коул. Он действительно иностранец. Дальний родственник Билли Ли Таттла. Ах! Вам знакомо это имя?

Раст опускает пистолет, немного погодя, его примеру следует и Марти, все еще в растерянности.

— Откуда оно вам известно, а? — спрашивает Раст.

— Нам известно все о вас, как я уже сказал, — говорит Ганнибал, — все о ваших жизнях, повязанных на одном расследовании, все о вашем знакомстве с Желтым Королем. Я испытываю глубокое уважение к людям, к личностям, которые смогли выйти невредимыми из его цепких объятий. Человек, который был убит, является одним из последователей короля. Знаете, скольких убил он? Сколько невинных женщин и детей были принесены в жертву его руками?

— Почему мы должны верить тебе? — спрашивает его Марти.

— Потому что у вас нет выбора. И потому что вы можете. Вы можете различать, где справедливость, а где зло. Где свет, а где мрак. Потому что сами побывали в непроглядном мраке. И, как и в любой истории, мрак не может существовать без света. Вы - свет, детективы, вы вершите правосудие и боретесь за справедливость, но вы знаете, что и в ней есть свои подвохи. Иногда, чтобы победить, света недостаточно, иногда - нужен мрак, мы с Уиллом - мрак, и мы тоже боремся за справедливость. Своими путями.

— Что будет, если мы всё же арестуем вас, прямо сейчас, — спрашивает Раст.

Ганнибал шумно втягивает воздух, словно принюхиваясь.

— У вас редкий случай нарушения сенсорной функции, мистер Коул. Вам подвластны безграничные возможности ощущений и мировосприятия. Полагаю, мое присутствие тяжело сказывается на вашем сознании? Вы стали бы украшением любого званого ужина...

— Эй-эй! Полегче, загребущие ручки! — возмущается Марти. — Что там сам только что впаривал про грубость и манеры?

Уилл усмехается .

— Это плохая идея, доктор Лектер.

— Что еще за идеи он там себе думает? — Марти продолжает наступление.

— Марти... — пытается урезонить его Раст.

— Нет, пусть выкладывает!

— Он просто хочет сказать, что считает вас личностями . Если это как-то объяснит ситуацию, — уточняет Уилл.

— Личностями, вот как, - задумчиво повторяет Марти

— Если вы не верите нам, вот здесь, — Ганнибал кидает на стол толстую папку, — вы сможете найти подробный психологический портрет убитого, составленный Уиллом. Уилл долго выслеживал его, и это дало ему время досконально изучить преступника. Как следует подумайте детективы, прежде чем снова угрожать нам. Ваша история уникальна и впереди у вас светлое будущее. Я надеюсь, только светлое. Ведь неужели каждый из вас станет сейчас рисковать жизнью ближнего, и все ради того, что в этой папке? Что уже давно закончилось.

Раст делает несколько шагов назад.

— Я думаю, нам нужно отпустить их, Марти.

— Что? — бросает в его сторону Марти. — Ты собираешься позволить им уйти? После всего, в чем они сознались?

Раст приоткрывает корешок папки, лежащей на столе, пролистывает несколько страниц, шумно вздыхает и закрывает ее снова.

— Да, после всего. Ты помнишь Таттла? Ты помнишь этих ублюдков? Нет, Марти, я бы испытал удачу. Что-то подсказывает мне, что эти двое – наш единственный шанс добраться до них ВСЕХ. Понимаешь? Раз и навсегда.

— Твой нюх тебе подсказывает?

— Если тебе так больше нравится, да.

И последнее решение остается за Марти. Он кивает, смотрит в пол, глубоко задумавшись и закусив от напряжения губу. После его черты смягчаются и губы растягиваются в улыбке. Он снова поднимает взгляд на Ганнибала и Уилла.

— Знаете, когда-нибудь в своей прошлой жизни, я скорее бы всадил пулю вам в …

— Ты преувеличиваешь, Марти, — перебивает его Раст.

— Ладно. По крайней мере, я бы ни за что даже мысли такой не допустил. Но в последнее время я больше руководствуюсь его советами, — Марти кивает в сторону Раста, усмехается, — чем своими собственными предубеждениями. Поверите? Поэтому, как знаете, парни. Меня совершенно не колышет, сколько еще этих Таттлов вы прикончите. Что мы вообще, собственно, паримся?


***


-- Куда вы теперь направляетесь? — спрашивает Марти Ганнибала и Уилла, когда они снова покидают пределы офиса. Кто бы мог подумать, что этот вечер преподнесет им такую неожиданную развязку.

Ганнибал застегивает свою куртку, садится на байк и ждет пока Уилл пристроится сзади.

— О, у нас впереди еще долгий путь. Детектив Харт, детектив Коул, — говорит Ганнибал, — теперь, когда мы наконец-то снова нашли друг друга.

— Спасибо вам за все, — заключает Уилл, — спасибо за ваше гостеприимство.

— Поспешите, пока мы не передумали, — кивает в их сторону Раст, доставая сигарету.

— Можете оставить мне пачку? — вдруг вопрошает Уилл. — Так, на память…

Раст замирает на месте, его глаза несколько расширяются от удивления.

— Ну…почему нет, — говорит он, подходит к байку и протягивает Уиллу пачку сигарет.

— Уилл? Мне кажется, теперь нам придется работать над вредными привычками. Курение строго противопоказано вашему хрупкому…

— Знаю-знаю, доктор Лектер. Давайте поговорим об этом позже.

С плавным бархатным ревом байк заводится и, прощально сверкнув начищенными панелями в свете почти зашедшего солнца, выезжает на дорогу и устремляется к горизонту. Март и Раст еще долгое время наблюдают за ним, пока он не превращается в некое подобие сверкающей точки, уносящей за собой последний дневной свет. Раст уже совершенно забыл про свою сигарету и теперь та одиноко и потерянно ожидает своей участи, зажатая между его большим и указательным пальцами. Марти щурится, пытаясь рассмотреть, когда исчезнет точка, звёздное небо уже отражается в его глазах.

— Чтоб я провалился, — говорит он, — нам лучше помалкивать об этом и завтра вернуться к кошкам, я полагаю.

— Полагаю, что так. Пожалуй, я помогу тебе с этим делом.

— Серьезно? — удивляется Марти.

— Серьезно.

— Ты как, в порядке?

— Ага.

— Голова не болит?

— Нет.

— Твою мать, я так тебя люблю, Раст.

Раст отрывает глаза от горизонта и переводит взгляд на Марти, улыбается ему. Больше звезд на небе Марти любит созерцать только эту улыбку, редкое сокровище, прежде невиданное, которое теперь Раст дарит только ему.

— Ты серьезно? — спрашивает Раст.

— Сто пятьдесят процентов.

— Ты же знаешь, я тоже.

— Конечно знаю.

Их поцелуй растворяется в сумраке теплой знойной ночи, что знаменует счастливый финал их долгой истории.

Где-то за горизонтом Уилл крепче прижимается к спине Ганнибала, наблюдая, как пролетают мимо них бесконечные пейзажи, сменяясь один за другим цветными пятнами. Ганнибал словно на крыльях мчит его вперед, вдогонку последнему солнечному свету, туда, где их история только начинается.



@темы: hannibal, НД, фанфикшн